Воспитанник Шао С. А. Разбоев

07.02.2015 Фотий 2 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Воспитанник Шао С. А. Разбоев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сиротливые ущелья обреченно кривятся в сполохах гроз, нещадных струй бездушного, бесформенного титана. Все, что может, пригибается, изливается в стенаниях и скорби. Что не может — исчезает, растворяется в нечувственной стихии. Нет ни слез, ни слов. Есть хаос, смятение, отчаяние.

Непротивящее ожидание заранее уготованной участи. Можно только молиться о ниспослании всевышним участи кроткой, но живой. Пусть безрадостной, но на вдохе. Молиться усердно, денно и нощно. Молиться, во испокон веков повторяя давно приевшиеся нудные слова нечувственной стихии, вымаливая пощаду собственной плоти и сути. Молиться, дабы сохранить себя.

Молиться, дабы, кто верует и кто не верует, поверили в магическую силу многократно повторяемого слова. Два понятия, влетающие и вылетающие из всех круговертей: Понимание не только сказанного, но и того, что приходит с годами. И был бы мир. Не были бы слова подобны разрушительной силе буйных ветров: Ошарашивающее эхо сотен тысяч ликующих голосов. Вскидывание вверх такого же количества грозных кулаков. Быстрые отряды молниеносно снимаются, уходят на юг и под новые песни нового времени занимают боевые позиции.

Веление времени требует оперативности, самопожертвования, песен. Забыть себя, свое личное в лихом круговороте, в смятении чувств и мыслей. И делать то, что требуется всем. Всеобъемлющий шум в такой степени действует на личность, что она оглушена, сбита с толку. Но времени нет, и нужно идти туда, куда уходит отряд или демонстрация. С ними не соскучишься. Можно понять, почему вокруг вспенилось и бурлит яростно людское море; что требуется от тебя, срамного в своем оголенном непонимании таких простых и наглядных истин, какие творятся вокруг.

В это неспокойное время он напоминает растревоженный, визжащий обезьянник. Кто ходит чинно и деловито, а кто носится по улицам, выкрикивая лозунги, за которые в старое время от деда родного получил бы увесистого леща.

Выбить крепкими ударами крестьянского и рабочего кулака затаившегося врага, под разными личинами скрывающегося от справедливого возмездия народного гнева. Тоже первое, но за беспощадностью. Иностранец, чужеземец — он же варвар, не признающий революции, он твой невидимый враг. Уничтожен твой враг — не сиди, бей второго, иначе тот, второй, не будет ожидать, пока решишься ты.

С ними не соскучишься. Можно понять, почему вокруг вспенилось и бурлит яростно людское море; что требуется от тебя, срамного в своем оголенном непонимании таких простых и наглядных истин, какие творятся вокруг. В это неспокойное время он напоминает растревоженный, визжащий обезьянник. Кто ходит чинно и деловито, а кто носится по улицам, выкрикивая лозунги, за которые в старое время от деда родного получил бы увесистого леща. Выбить крепкими ударами крестьянского и рабочего кулака затаившегося врага, под разными личинами скрывающегося от справедливого возмездия народного гнева.

Тоже первое, но за беспощадностью. Иностранец, чужеземец — он же варвар, не признающий революции, он твой невидимый враг. Уничтожен твой враг — не сиди, бей второго, иначе тот, второй, не будет ожидать, пока решишься ты.

Большой слон не решается нападать на буйвола. Маленький тигр — решается. Ему править, ему решать. Маленькие обезьяны страшатся нападать на кого-либо. Но если они видят, что в смертельной схватке победитель выходит из нее уставшим и раненым — берегись король.

Десяток обезьян не оставят ни праха твоего, ни памяти. Ибо их много, они живучи: Каждый китаец — китаец. Все китайцы — народ, нация. Признанная поддерживать и блюсти порядок во Вселенной, быть средоточием мудрости, традиций, культуры. Под небом бытия множество народов и государств, только Поднебесная одна. И только от нее исходят все благодетели разума, справедливости.

Слово не слово, если оно не приоткрывает истины. Иероглиф ничего не значит, коль не обнажает правды сути сущего, того, что требуется человеку простому, работящему. Вода, еда, кров над головой — суть бытия. В такие бурные, переполненные событиями дни, когда за день произносятся миллиарды слов, свершаются тысячи деяний, плохих и хороших, никто, быть может, и не обратил внимания на короткую злую поножовщину у ворот харбинского рынка, в результате которой от полученных ударов упал на землю бездыханный сын эмигранта из России.

А рядом с ним — его молодая супруга, судорожно в беспамятстве притягивающая к себе малыша. Все было бы ничего. К такому в те жестокие дни уже привыкли и смотрели на все, как на рок. Принималось, как само собой разумеющееся. Если бы не малыш, около двух лет от роду. Сухие глаза его с непониманием смотрели на родителей. Ухватив обоих за пальцы, тянул к себе. Обидчиво глядел то на отца, то на мать, не потерявшую своей прелести даже в эти предсмертные минуты.

Женщина иногда вздрагивала, из уст исходил хриплый протяжный стон. Он резко прерывался, и тогда слышалось клокочущее бульканье крови в горле. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Устрашающие… Ураганные… Огромные массы воздуха, пугающие не Устрашающие… Ураганные… Огромные массы воздуха, пугающие необузданностью, неукротимой силой в Цвет фона Цвет шрифта.

Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Устрашающие… Ураганные… Огромные массы воздуха, пугающие необузданностью, неукротимой силой все живое и сущее. И никакой возможности на спасение, никакой надежды, никаких шансов.

Ничего… Сиротливые ущелья обреченно кривятся в сполохах гроз, нещадных струй бездушного, бесформенного титана. То, что каждую секунду отстукивает набатом существующего. Не уступающие силой, могуществом, последствиями. Что необузданно, то опасно. Что неукротимо, то нелюбимо. И над Китаем ветры губительные, продувающие Поднебесную с востока на запад. На земле и в душах.