Чингисхан Б. Я. Владимирцов

13.02.2015 paijuska 3 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Чингисхан Б. Я. Владимирцов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ее особенностью является то, что автор, в отличие от большинства отечественных историков, изображающих Чингисхана лишь в черных красках, показывает многие положительные черты характера и деятельности этого выдающегося полководца и талантливого организатора, основателя Монгольского государства. В книге речь идет о человеке, дело которого, начавшееся с лишений и унижений мальчика-сироты, заброшенного родичами и соплеменниками, завершилось торжеством могущественного властелина.

Начатое им дело увенчалось образованием мировой державы, суперимперии, раскинувшейся на огромной территории от Тихого до Атлантического океана. Автор данного труда ставил перед собой цель, чтобы понятным языком рассказать о сложнейшем и интереснейшем периоде мировой истории. При этом сохранена максимальная объективность повествования. В книге затрагиваются разные стороны уникального явления и дается широкая панорама событий в Великой степи накануне создания державы монголов. Рассказывается о монгольском обществе той эпохи, принципах управления кочевого государства, военном деле и принципе распада всемирной империи Чингизидов.

Особое место в книге занимает исключительная личность Чингисхана. Оригинальное беллетризованное жизнеописание Чингисхана, кочевника, который семьсот лет назад заставил полмира жить по своим законам. Покоритель трех сильнейших империй, он вел своих безжалостных воинов из мрака пустыни Гоби от победы к победе. Храбрость, хитрость и безграничная вера в то, что монголы — хозяева мира, вдохновляли Чингисхана. Земли от Армении до Кореи и от Тибета до Волги приняли ясу повелителя диких кочевников, не имевших ни письменности, ни городов, ни религии.

Для христиан полчища монголов стали воинами Антихриста, а буддисты почитали Чингисхана земным воплощением Шивы. В книге ярко и живо повествуется обо всех событиях эпохи правления Чингисхана, о жестокости и прогрессивных преобразованиях великого правителя, заставившего пятьдесят народов жить под игом.

Автор этой книги — известный востоковед, член Французской академии. Досконально изучив древнемонгольский эпос и прочие серьезные научные источники, пройдя дрогами древних монголов, Р. Груссе дал свою интерпретацию жизни, как он пишет. Из этого видно, что установить по монгольским эпическим сказаниям фактические данные не так легко, как может показаться читателям книжки Б.

И в этом случае Б. В рассказе Джувейни о взятии Чингиз-ханом Бухары г. Известно так и у Владимирцова, стр. По-видимому, только из китайских источников могут быть извлечены новые фактические сведения о Чингиз-хане; дальнейшее изучение мусульманских источников едва ли много прибавит к тому, что уже было приведено в известность предшественниками Б.

Выражалась также надежда найти если не новые фактические сведения, то новый материал для характеристики самого Чингиз-хана, его сподвижников и его народа в монгольской народной литературе. Владимирцов не идет, конечно, так далеко; но в характеристике личности и в объяснении действий Чингиз-хана и им, может быть, отводится слишком значительное место религиозному миросозерцанию.

В источниках, насколько мне известно, никакого отголоска таких колебаний нет. В другом месте стр. Владимирцов выписывает из Рашид ад-дина приписанный самому Чингиз-хану рассказ о том, как ему удалось одному справиться с шестью врагами и овладеть их конями. У Рашид ад-дина Чингиз-хан этим рассказом хочет указать, что его не напрасно называют могучим богатырем, по Б. Насколько этот рассказ соответствует действительным фактам, это, конечно, более чем спорно.

Следовало бы, может быть, отметить, что эти противоречия находятся не в одном и том же источнике, но зависят от противоположной тенденции двух основных версий эпоса о Чингиз-хане: В первой версии нередко проявляется стремление прославить сподвижников Чингиз-хана в ущерб ему самому, во второй этого стремления, конечно, нет; из первой версии заимствуются рассказы, где проявляется жадность и малодушие, из второй — рассказы о щедрости и молодечестве.

По этому поводу ставится вопрос, едва ли не лишний: В одном из приписанных Чингиз-хану изречений к женам предъявляется требование, чтобы они умели в отсутствие мужей держать в порядке дом и достойно принять гостя, вообще поддерживать славу своих мужей: Чингиз-хан, по-видимому, был так же счастлив в своих женах, как в своих сыновьях и сподвижниках.

Даже мать Чингиз-хана Оелун, впоследствии оказавшаяся мудрой домоправительницей и воспитательницей, сделалась женой Есугай-багатура против своей воли и трогательно простилась со своим первым мужем, у которого ее насильно отняли: За последние годы в русской литературе, как понятная реакция против прежних крайностей, проявляется стремление доказать, что татары, завоевавшие Русь, вовсе не были кровожадными варварами и по уровню своей культуры превосходили чуть ли не всех своих современников.

Владимирцов, конечно, чужд таких стремлений, но и у него мы встречаем несколько странные в устах историка слова: В подобных попытках оправдания не нуждается ни исторический народ, ни исторический деятель. Историку приходится брать ход истории таким, каким он был и каким он не мог бы быть, если бы не было людей, готовых проливать кровь ради достижения своих личных честолюбивых целей. Монгольское язычество еще было на той стадии развития, когда в религиозные воззрения еще не вносятся этические начала.

С представлением о пролитой крови не только не связывалось представление о загробной ответственности, но, напротив, существовало представление, что убитые люди будут служить на том свете тому, кто их убил или ради кого они были убиты. Исключительное внимание к личности своего героя несколько отвлекло Б. Владимирцова от другой, может быть, еще более благодарной задачи: Читатель популярной книжки нуждался бы в гораздо более многочисленных и отчетливых пояснениях.

Рашид ад-дин объясняет широкое распространение названия татар исключительно возвышением татар около озера Буир-Нор во второй половине XII в. Названия несуществующих теперь городов, как Отрар, приводятся без всяких пояснений.

Не говорится, что различие между словами хан кан "царь" и каган "император" стр. Словом карачу обозначалось не только простонародье, в противоположность аристократии стр. О распространении среди монголов христианства известно, что новые сведения по этому вопросу добыты проф.

Пельо 5 и о роли мусульманских купцов могли бы быть собраны более подробные сведения. Интересно было бы отметить, что, по Абу-л-Фараджу, христианской была жена мергитского князя Даир-Усуна, Туракина, впоследствии жена Угэдэя и мать Гуюка, тогда как сын Даир-Усуна, брат жены Чингиз-хана, Кулан, носил имя Джемаль-ходжа, т.