Януш бардах человек человеку волк скачать книгу

17.12.2014 carlsysrextbul 1 комментариев

У нас вы можете скачать книгу януш бардах человек человеку волк скачать книгу в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мало кто из заключенных вернулся с Колымы до смерти Сталина. В середине х годов и особенно во время чисток годов, сотни тысяч заключенных были сосланы на Колыму. В лагере Находка, последней остановке на пути на Колыму, одновременно находилось от двадцати до тридцати тысяч заключенных.

В году территория, находившаяся под управлением Дальстроя, была расширена и включала всю территорию бассейна реки Колыма, а также Индигирки, Неры и Момы. В году уголовники составляли более пятидесяти процентов заключенных в колымских лагерях. Но массовые аресты годов резко изменили эту пропорцию — политзаключенные стали составлять более девяноста процентов населения лагерей.

Из-за нехватки сотрудников НКВД места охранников занимали уголовники, которые отличались особой жестокостью. Его имя Януш Бардах.

Он родился в еврейской семье в Одессе, но в детстве семья переехала в польский город Владимир-Волынский на родину отца. После оккупации города советскими войсками в году Януш Бардах был призван в Красную армию и направлен в танковую академию. В начале войны по ложному доносу одного из членов экипажа танка он был арестован и приговорен к расстрелу, который был заменен десятью годами лагерей.

После досрочного освобождения он получил медицинское образование, переехал в Польшу, а оттуда эмигрировал в Америку. С года до самой смерти в году Януш Бардах жил в городе Айова, штат Айова, где заведовал отделением лицевой хирургии медицинской школы Айовского университета.

Януш Бардах автор 12 книг по лицевой хирургии. Советский офицер точно её вымерил. Сначала он палкой снял размер моего тела, той же палкой вычертил размер на земле в чаще леса и приказал мне копать. Жирная земля облепила мои сапоги и лопату. Я на минуту представил себе, как я размахнувшись ударяю его по голове, и подумал, успею ли я это сделать прежде, чем он выстрелит в меня. Но он, видимо, прочел мои мысли. По мере того, как яма принимала форму гроба, Януш Бардах представил себя лежащим на дне лицом вниз, окровавленный с простреленным черепом.

Он не хотел умирать. Из лесу вышел солдат. Солдат прыгнул в яму и так рванул Януша за руку, что чуть не вырвал её из плеча. Затем он связал Янушу запястья и лодыжки, приказал стать на колени и толкнул его лицом в грязь.

Какое преступление я совершил? Мой танковый батальон прикрывал отступление пехоты. Во время переправки через реку мой танк напоролся на песчаную отмель и перевернулся. Я забыл закрыть люк и танк наполнился водой.

Но это нельзя считать преступлением. С помощью прибывшего тягача мне удалось снова поставить его на гусеницы и я был готов воевать против нацистов, которые захватили мой город. Что стало с моими родными? Я ждал выстрела в голову. Мне не было жаль себя, но жаль моих близких, которые никогда не узнают, где моя могила. Наутро на опушке леса состоялся военно-полевой суд. По ложному доносу члена экипажа танка Януш Бардах был обвинен в предательстве за желание перейти на сторону немцев, в саботаже, за намерение сдать немцам танк, за нелестные высказывания в адрес мудрейшего из полководцев товарища Сталина, и приговорен к расстрелу.

На счастье, прикомандированный к танковому батальону сотрудник НКВД, который оказался одесситом, сжалился над земляком и заменил смертную казнь на десять лет лагерей строгого режима. В числе других арестованных Януш Бардах был сначала отправлен в тюрьму, где впервые ознакомился с представителями преступного мира, а затем, в числе других арестованных, отвезен на вокзал, где их ожидал товарный состав.

Во время двухнедельного продвижения поезда на восток Януш Бардах познакомился с обитателями телятника. Здесь были и офицеры красной армии, и уголовники, и мелкие урки, которые рассказали своему собеседнику об условиях содержания в исправительно-трудовых лагерях, где надсмотрщики издевались над заключенными, выгоняя их без зимней одежды на работу в лютый мороз, чтобы посмотреть сколько они протянут в таких условиях, а то и стреляли в них ради потехи.

За две недели более четверти обитателей телятника умерло от тифа и дизентерии. И он решил во что бы то ни стало бежать. Он стал прощупывать доски телятника в надежде найти слабое место. В предрассветную мглу, когда поезд сделал короткую остановку, ему удалось вытолкнуть одну доску.

Протиснувшись наружу, он соскочил на землю и бросился бежать. Вдруг он вспомнил, что не втолкнул доску на место и подумал, что охранники могут хватиться и устроить погоню. Он бежал без оглядки не переводя дыхание. Он забыл всё, и голод и слабость, и смрад в телятнике, и смерть его попутчиков. Он не знал, где находится и не знал, как сможет выбраться из лесной чащи.

Не знал он, сколько времени бежал, но вскоре услышал лай собак и голоса. Он добежал до густых зарослей и упал, надеясь, что собаки его не заметят. Но собаки шли по нюху и через несколько минут набросились на него. Собаки готовы были разорвать его на части, но по приказу подоспевших охранников оставили жертву. После нескольких зуботрощительных ударов Янушу связали руки и потащили к поезду, по дороге пиная его сапогами.

Януш Бардах подробно описывает избиения. Его лицо превратилось в кровавую массу, потом его бросили на пол и били пряжкой по ногам, по животу и по спине. Ему переломали рёбра и кровь из разорванной кожи залила всё тело.

Он несколько раз терял сознание, но озверевшие охранники обливали его холодной водой и продолжали избивать. Когда избиения закончились, обращаясь к полуживой жертве, командир охраны сказал: До Вологды было недалеко и он хотел сдать арестованного НКВД живым, чтобы не писать доклад о причине смерти. На грузовике арестованных доставили в поселение, обнесённое высоким забором с несколькими витками колючей проволоки.

Это был лагерь под названием Буреполом. Здесь Януш Бардах впервые за шесть месяцев после ареста помылся в бане. Для других арестованных раздеться не представляло труда. Ему же, снять рубашку, прилипшую к окровавленному телу, и сапоги, была чистая пытка. Через неделю их повели на этап. Здесь было два деревянных барака с земляным полом, сооруженных из гнилых досок.

Как и в телятнике, здесь были голые нары. Ни подушек, ни одеял. Сотни изможденных заключенных лежали на нарах подобно брёвнам. Наутро, после завтрака, состоявшего из черпака грубой овсянки и пайки черного хлеба, заключенных повели на работу в гущу леса. Изнурительная работа на лесоповале продолжалась целый день с короткими перерывами на перекур. Один из политзаключенных сказал Янушу, что начальник лагеря хотел избавиться от политических — троцкистов, бухаринцев и зиновьевцев — осужденных за контрреволюционную деятельность.

Он считал своим долгом закончить сталинское дело по уничтожению этих предателей. Он пытался распознать их по лицам и выводил их за территорию лагеря, откуда ни один из них не возвратился. Вскоре Януш Бардах узнал, что это был один из худших лагерей. Тяжелый труд, скудное питание и садистское обращение охранников снискали лагерю кличку доходиловка. Изможденный голодом, холодом и каторжным трудом Януш Бардах ждал возможности как можно скорее покинуть этот лагерь смерти.

Вскоре он был вызван на этап. С октября по март года с остановками в транзитных тюрьмах, сначала в телятниках, потом в столыпинских вагонах, Януш Бардах пересек Советский Союз с запада на восток — Горький, Киров, Свердловск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Чита, Благовещенск, Хабаровск и, наконец, бухта Находка на Японском море. Вот этапы его большого пути. Поезд сделал остановку в бухте Находка, где десятки тысяч заключенных ждали дальнейшего пути на север по Охотскому морю в колымские лагеря.

Это можно было сделать только тогда, когда тронется лёд. Януш Бардах прибыл в Находку в марте. Следующий пароход на Колыму ожидался не ранее мая. Условия в находкинском лагере мало чем отличались от условий других лагерей — бараки без окон, скученность, антисанитария. Чтобы как-то облегчить своё существование Януш пожаловался на боли в животе и попросился в амбулаторию. Он попросил врача, тоже зека, дать ему белладонну.

Откуда у вас эти познания? Януш Бардах сказал, что до войны был студентом медицинского факультета Варшавского университета. Сочувствуя коллеге, врач предложил Янушу ночное дежурство в клинике, что избавило его от ночевок на голых нарах в зловонном бараке. Врач также предложил ему дегустировать еду для заключенных и писать рапорты о её качестве, но предупредил быть осторожным, так как поварами были урки.

Еда, которую повара давали Янушу на пробу, была значительно лучшего качества чем та, которой кормили заключенных. Доктор Семёнов поведал своему молодому коллеге основы медицины, чтобы он мог представиться студентом хотя бы третьего курса и получить должность фельдшера.

Когда фельдшера находкинской тюрьмы вызвали на этап, Януш Бардах стал правой рукой лагерного врача. Жизнь в таких условиях была намного легче, чем жизнь простого зэка, но вскоре его тоже вызвали на этап и Януш оказался в числе нескольких тысяч заключенных, преимущественно урок, в тёмном и зловонном трюме парохода, отплывавшего на Колыму.

За несколько дней пути Януш Бардах смог познакомиться с главой банды уголовников по имени Игорь, который, услышав историю ареста своего нового знакомого, проникся к нему симпатией, а когда Януш стал рассказывать безграмотным уркам рОманы, они приняли его в свою среду. Через несколько дней пароход достиг Колымы. В морозный день плохо одетых для такой погоды заключенных погнали по гравиевой дороге в бараки, потом в индивидуальном порядке их вызывали к офицеру, рассматривавшему их дела.

После тщательного медосмотра Януш Бардах определили первую трудовую категорию. В юношеские годы я зачитывался рассказами Джека Лондона и мечтал когда-нибудь последовать за его героями до Аляски и золотых приисков Клондайка, прокатиться на собачьих упряжках через горы и скованные льдом реки и озёра, на байдарке пройти по опасным порогам, поохотиться на медведей и волков, ночевать в деревянных срубах и процеживать через сито золото в горных ручьях.

Бригадиром бригады, куда определили Януша Бардаха, был некто по фамилии Громов. Бывший главный бухгалтер крупного промышленного предприятия в Свердловске. Он был арестован за присвоение миллионов рублей. Безграмотные урки держали таких в почете. Им импонировало его истатуированное тело с непристойными выражениями. Посмотрев на своего помощника, бригадир сказал: Бригада Громова работала по расчистке участка от камней, кустов и корней деревьев. Дневная норма на человека была вывезти от шести до восьми кубометров земли, в которой, к моему удивлению, редко содержала золото.

Золото находилось на глубине от десяти до двадцати, а то и сорока метров под землей. Во время работы Януш Бардах познакомился и подружился с несколькими политзаключенными. Заключенные работали парами — один должен был раскалывать большие камни, другой - нагружать тачку.

Однажды Громов назначил напарником Януша Бардаха карманника, который сразу его невзлюбил. Он питал особую ненависть к политическим и считал Януша одним из них. Воришка всячески саботировал работу, стараясь выехать на своем напарнике. Через несколько недель оба оказались перед печкой в бараке. Рядом лежали мокрые дрова. Не выдержав, Януш схватил полено и швырнул в подонка. Полено пришлось ему по плечу. В это время подоспел Громов и его помощник. Они свалили Януша на пол и потащили в охранное отделение.

Громов доложил о происшествии и назвал Януша зачинщиком. Он даже не упомянул имени воришки. Януш Бардах подробно описывает камеру изолятора. Ноги не помещались, так что их приходилось потягивать под себя. С потолка и со стен скапывала на пол ледяная вода. Я представлял себе архитектора НКВД, проектировавшего такие камеры, который обсуждал со своим начальством как лишить заключенного сна, возможности отдохнуть, измучить его до такой степени, чтобы он лишился рассудка и, может быть, совершил самоубийство.

В бараке Громов сидел на нарах, окруженный друзьями-урками. Он похлопал меня по плечу и сказал: Завтра вместо тачки ты будешь загружать конвейер. Это позволит тебе восстановить силы. Одиннадцать месяцев зима —.

Зима на Колыме официально начинается, когда заключенным выдалась зимняя одежда, всегда поношенная, и добавки к утреннему рациону сироп из хвои, содержащий витамин Ц — лучшее лекарство от цинги.

Заключенные получали кирзовые сапоги и две пары байковых портянок. Валенки считались роскошью и доставались бригадирам, придуркам бывшим сотрудникам НКВД, сотрудничавшим с лагерной администрацией и охранникам. До работы заключенные должны были чистить снег и носить дрова для обогрева бараков. Януш Бардах чувствовал хроническую усталость, но пытался не отставать от других. Его напарник по работе на конвейере по имени Юрий, бывший председатель колхоза, огромного роста мужчина, проявлял заботу о своем молодом товарище и пытался всячески помогать ему выполнять норму.

Невыполнение нормы грозило сокращением пайки, изолятором, а порой можно было и поплатиться жизнью. Повалил крупный мокрый снег, застеливший густой пеленой горы и сторожевые вышки. Темнело и охранники приказали идти в зону. Заключенные с трудом передвигали ноги по глубокому снегу.

Некоторые были не в состоянии дальше идти, падали и их тут же заносило снегом. Это могло произойти и с Янушем, если бы не благородство Юрия, который, буквально тащил его на себе.

Заключенных освобождали от работы только тогда, когда температура опускалась ниже 50 градусов по Цельсию. Сила ветра никогда не принималась в учет. Несмотря на морозы норма добычи, рабочие часы и рацион оставались неизменными. Однажды во время переклички один заключенный упал и не мог подняться. Мне казалось, что он поскользнулся и ударился. Возле него собралась толпа. Другие стащили с него сапоги, портянки, бушлат и штаны. Завязалась потасовка из-за его нижнего белья.

Не успели его раздеть догола, как бедняга открыл глаза и произнес: Умерших относили в лес и складывали штабелями до весны, а потом хоронили в общих могилах. Придурки сооружали для этого высокие помосты, чтобы трупы не достались диким зверям, но заключенные видели много следов вокруг этих помостов.

Охранники и придурки с явным удовольствием предупреждали заключенных, что волки особенно опасны зимой, что было видно по распотрошенным трупам. Но не только дикие звери нуждались в еде. Порой в бараках стоял прогорклый запах. Вокруг печи собирался кружок заключенных, которые что-то варили и тут же ели. Поговаривали, что это было трупное мясо. Я часто думал о том, дойду ли я до такого состояния, чтобы поступать так, как они.

Сперва я думал, что лучше умру от голода, чем буду есть человечину, но когда мои силы стали иссякать, я не был в этом уверен. Януш Бардах стал сдавать. У него часто стала кружиться голова и на пайке хлеба стала появляться кровь —первые признаки цинги.

Он часто не мог дотянуть до следующей кормёжки. К этому добавилась и куриная слепота — расстройство зрения, связанного с отсутствием витаминов А и Д в организме. Он стал принимать дойную порцию сиропа хвои, но состояние его здоровья продолжало ухудшаться.

На его теле стали появляться красные пятна — признак кровотечения кровеносных сосудов. Раз в неделю в лагерь приезжали врач или фельдшер, но было очень трудно записаться к ним на прием. Попав всё же на приём к врачу, Януш соврал, сказав, что был студентом третьего курса медицинского факультета Варшавского университета.

Тебе следует работать в больнице. Но вскоре Януша Бардаха вызвали на этап. Зимой на открытом грузовике заключенных повезли в другой лагерь. По дороге грузовик перевернулся и загорелся. К счастью, Яношу и нескольким другим удалось вовремя спрыгнуть с кузова и они стали оказывать помощь пострадавшим. Многие сгорели заживо, другие получили тяжелые ожоги.

Пострадавших доставили в центральный колымский госпиталь. Януш всё время думал о том, как избежать работы в тайге, что грозило явной смертью. За исключением последнего, всё остальное было ложью. Просмотрев анкету, лейтенант НКВД сказал: Я дам тебе возможность показать, на что ты способен. Если ты окажешься честным и надежным работником и если доктор Пяседский будет доволен твоей работой, мы оставим тебя в госпитале.

В госпитале Януш познакомился с медсестрой Марией Ивановной, которая обрадовалась новому сотруднику. Встреча с доктором Пяседским произвела на Януша приятное впечатление.

Высокий, русоволосый с благородными манерами, трудно было поверить, что он был тоже заключенный. Доктор поинтересовался возрастом, биографией, образованием и историей ареста Януша и сказал, что определяет его на ночную смену в палату для больных с тяжелой стадией туберкулеза.

Януша не покидало чувство быть разоблаченным. Однажды он попросил доктора Пяседского дать ему почитать какую-нибудь литературу, чтобы узнать побольше о туберкулезе. Как ему показалось, это доктора не удивило. Каждый день, когда на утренней перекличке выкрикивали его имя, у Януша подкашивались ноги. Он все время боялся быть разоблаченным. Доктор Пяседский не подавал никаких признаков недовольства его работой, но сам относился к своей работе серьёзно и мог доложить, что у Януша нет достаточного опыта для фельдшерской работы.

Врачей, уличенных в том, что они помогают заключенным, записывая их в пациенты, санитары или фельдшеры, самих отправляли в лагеря. Януш Бардах работал прилежно и пациенты были о нём хорошо отзывались. Как-то вечером доктор Пяседский позвал Януша в свой кабинет. Скажи мне, сколько лет ты действительно занимался на медицинском факультете и какие дисциплины ты изучал? Широкая улыбка озарила лицо доктора Пяседского. Мария Ивановна и я давно поняли, что ты не имеешь ни малейшего представления о медицине.

Но на неё произвело большое впечатление твоё усердие и твой подход к пациентам. Мне нравится твоя смышленость и энтузиазм. Я бы хотел, чтобы ты оставался здесь и я хочу дать тебе основы медицины. Но не забывай, что мы заключенные.

Реальность, с которой предстояло столкнуться Бардаху, не имела ничего общего с политической мифологией большевизма, сотканной из глянцевых лозунгов и деклараций. Автор мемуаров, не лукавя, честно и откровенно признается: Януш становится активистом, выступает на всех собраниях, митингах, проводимых для политического просвещения масс.

Всех бывших польских граждан автоматически подозревают в предательстве и враждебном отношении к Советскому Союзу. И это были не пустые слова. Бардаха вызывают в особый отдел, где предлагают стать сексотом, только так по мнению органов буржуазный выходец из Польши может доказать свою лояльность советской власти. Януш не стал предателем, предали его самого, на фронте. Его оклеветал, как это бывает не только в посредственной беллетристике, но и в жизни, человек, с которым он провел в одном танке семь месяцев, учась воинскому мастерству.

Военно-полевой суд приговорил Януша к смертной казни и только его величество случай спас юношу от расстрела. Бардаху предстоит еще пройти через ад штрафного изолятора, куда он попадет после драки с карманником по прозвищу Ручка, не выдержав грязных антисемитских оскорблений со стороны уголовника. Невыносимо тяжело приходилось Бардаху, когда он встречался в лагере с польским антисемитизмом.

Вот учтивая дискуссия между пленными поляками: И это говорится тогда, когда польское еврейство уже было приговорено бесноватым фюрером к уничтожению.

О этот интеллектуальный, теоретический антисемитизм в зоне! Даже бесправным сталинским рабам необходимо было искать общего, главного врага, виновного во всех бедах, и все лишь для того, чтобы снять с себя ответственность за трагедию своей страны.

Подобные споры велись и в брежневских лагерях, достаточно вспомнить мемуары Андрея Синявского…. Еще в столыпинском вагоне на пути в Колыму Бардах начал задумываться: Может быть не случайно, что Януш Бардах в послевоенной жизни выбрал профессию врача, специалиста по пластической и лицевой хирургии.