Гнев, злоба, раздражение. Учение Евагрия Понтийского о гневе и кротости Схиархимандрит Гавриил (Бунг

09.10.2014 riaspaszhest 3 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Гнев, злоба, раздражение. Учение Евагрия Понтийского о гневе и кротости Схиархимандрит Гавриил (Бунг в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Он, скорее, смиренно последует за ним как слуга, чтобы в случае нужды оказаться полезным тому, кто, как и он, по настоянию Духа, следует по стопам Христа. Чтобы жить так, ему надлежит с ещё большим вниманием, чем ученик, слушать, что именно Дух Божий ждёт от него, ему следует отринуть всё личное в себе.

Ученик из его уст не должен услышать ни единого слова простой человеческой премудрости, но лишь слово Божие. Терпение в келейном уединении — та высшая способность, символический смысл которой заслуживает особого внимания. Лучше занять позитивную жизненную позицию, возвести преграду на пути губительного потока уныния повсюду, где он врывается в нашу жизнь. Евагрий предлагает настоящую стратегию, которая становится правилом жизни:.

Заметим, что сам Евагрий не был фанатически привержен этому правилу:. Это обычное правило не было писанным монашеским уставом, в Скиту его вообще тогда не существовало. В обычное время следует безоговорочно придерживаться этого келейного правила, но в исключительных случаях следует поступать, помня о христианской свободе. Умелое балансирование на грани послушания и свободы составляет самую суть духовного учения древних отцов.

Испытанное средство предотвратить связанное с тоской душевное смятение или победить его, если оно уже проникло в душу, — это тяжёлый, но исполненный со тщанием труд, который не является ни самоцелью, ни поводом к корыстолюбию, — монахи всегда его почитали своим долгом. Евагрий даёт этому следующее объяснение:.

Так, в нескольких строках, Евагрий кратко изложил весь духовный опыт отцов-пустынников, своих учителей, и каждое из этих положений можно подтвердить изречениями и других монахов. Совершенно справедливо преподобный Венедикт Нурсийский просит своих братьев ничего не предпочитать богослужениям.

В обеих этих крайностях Евагрий проницательно усматривает формы того же уныния. Помимо мужественного терпения, которое способствует исполнению природного назначения гневливой части души, другие лекарства от уныния врачуют вожделеющую часть души, тоже пострадавшую, утратившую свои добродетели и уже не способную соответствовать заданной от природы цели:. Можно легко распознать те формы уныния, которые ополчаются на эти две добродетели души; в качестве примера мы уже называли необузданное желание недоступного или неосуществимого и всевозможные иррациональные вожделения.

Мы не можем привести здесь всех многочисленных средств, которые Евагрий предлагает для исцеления вожделеющей части души. Подробно остановимся лишь на воздержании. Проблемы чревобесия необузданного аппетита и гортанобесия нездоровой потребности постоянного наслаждения от вкушения пищи — их природа и сегодня остаётся неизвестной — как и многие другие, были хорошо известны древним отцам. По этическим соображениям в таких случаях прибегали к средству, которое сегодня можно применять разве что в эгоистических или терапевтических целях, — голодание.

Всё сказано в одной фразе:. В этом отношении Евагрий опять же не был непреклонным ригористом. Кто по слабости или болезни должен питаться три раза в день или чаще тогда как монахи обычно принимали пищу только раз в день, после 15 часов не должен печалиться об этом. Не менее строго Евагрий обличает и противоположную крайность.

Так, одной монахине советует:. Какой бы строгой ни была аскеза отцов-пустынников, она всегда умеренна , то есть всегда в меру сил каждого. Тем более она не предполагает беспрекословного исполнения всех запретов и во всём подчинена духу евангельской свободы, как это неоднократно подчёркивает Евагрий. Из этого можно понять, что не только чревоугодие, но и чревобесие буквально: Однако сами по себе мудрые советы и самые проницательные замечания ничего не меняют, ибо яростная и вожделеющая части души своими корнями уходят в иррациональное и инстинктивное.

Конечно, ум бывает уязвлён страстями души, но он никогда не теряет от природы присущей ему способности воспринимать слово Божье и навсегда остаётся условием свободного выбора, в нём определяется подлинная или иллюзорная ценность любого человеческого деяния. К этим трём добродетелям следует добавить праведность, как общую добродетель, которая устанавливает своего рода гармонию, согласуя между собой три части души. Несколько примеров позволят наглядно представить, как действуют эти добродетели в случае уныния.

В самом деле, враг испытывает нашу твёрдость. Наперёд разгадать его тактику и определить противника: Он советует совершать чинопоследование, зная о характере бесовских наваждений. Если враг подстрекает ослабить голос, то следует, напротив, читать псалмы громко и вразумительно.

Если же он внушает читать нараспев, тогда лучше читать тихо, вполголоса и медитативно. Пробудиться поздно означает начать свою работу скрепя сердце и в дурном расположении духа. Когда чувствуешь, что хочется закончить как можно скорее, лучше будет, напротив, завершить работу с величайшим тщанием. В сущности, это простые опыты житейской мудрости, хорошо знакомые каждому.

Но немногие отдают себе отчёт в том, что нередко всё зависит от самых ничтожных вещей, которые могут, вызвав уныние и отвращение, отравить жизнь. Житейская мудрость защищает от уныния, но, когда оно уже поразило ум, требуются более действенные лекарства. Следуя учению отцов, Евагрий упоминает и такие средства, которые, на первый взгляд, приводят современного человека в растерянность.

Первое из них упоминается чаще других — это слёзы. Плакать можно по самым разным причинам, и слёзы слезам рознь: Ибо, по учению отцов, молиться, как ни странно, также означает проливать слёзы пред Богом:. Почему столь высоко ценится слёзная молитва? Почему Богу столь отрадно видеть, как мы в молитве проливаем слёзы? Ответ можно найти в самом Священном Писании. Слёзы великой блудницы, слёзы Петра после постыдного отречения имеют то же значение, что и исповедь мытаря в храме: Христос пришёл не для того, чтобы призвать не имеющих нужды в покаянии праведников, а чтобы призвать грешников, которые себя признают таковыми.

Следуя святоотеческому учению, Евагрий настаивает на том, что слезами надлежит начинать всякую молитву, исповедуя тем самым свою греховность и нужду в спасении. Слёзы, проливаемые в молитве, воздействуют не только на Бога, но и на нас самих, производя в нас перемены:.

Ничто так не мешает обрести благодать Божию, как ожесточённость, присущая каждому из нас. Разве в заповедях блаженства Христос не обещает радость плачущим? Но что делать, когда даже самая усердная молитва о стяжании дара слёз остаётся бесплодной? Противостояние, в частности, состоит в многократном повторении с горячим сердцем тех стихов из Священного Писания, которые выбраны в зависимости от состояния духа молящегося.

В этой практике, получившей необычайно широкое распространение, Евагрий опять непосредственно обращается к святоотеческой традиции. В нём содержится всё, о чём следует просить Бога: Весьма знаменательно, что коптская традиция возводит эту форму молитвы к Макарию Великому, упоминая в качестве гаранта её подлинности имя Евагрия.

Вероятно, он полагает, что каждый со временем находит собственную молитву. Всё сводится к стиху псалма 69, 2: В главе, посвящённой унынию, о которой мы уже не раз говорили, он упоминает и слёзы:. Слёзы — великое средство против ночных страхов, которые происходят от уныния. К этому лекарству с мудростью прибегал в минуты страданий пророк Давид, говоря: Этот метод противостояния — плод долгих размышлений над Писанием, и смысл его совершенно понятен.

Внушения врага надлежит вытеснить богоносными словами утешения и ободрения, они помогут человеку сдвинуться с мёртвой точки в его духовной жизни. Слово Божье размыкает адский круг собственных и чужих помыслов, нескончаемые внутренние рассуждения-монологи, которые не одного привели на грань безумия. Как это сделать, Евагрий учит в двух следующих текстах, которые, вероятно, имел перед глазами миниатюрист Штутгартской Псалтири каролингской эпохи IX в.

Когда подступает бес уныния, со слезами разделим нашу душу на две части: Уповай на Бога, ибо я буду ещё славить Его, Спасителя моего и Бога моего. В приведённом ниже фрагменте раскрыты новые аспекты проблемы уныния, о которых речь пойдёт в следующей главе. Как и в других фрагментах, здесь говорится, что уныние может стать следствием тех усилий, которые являются неотъемлемой частью самой духовной жизни, когда мы преступаем положенную меру или руководствуемся неправедными соображениями.

Иногда этому изнеможению подвержены излишне ревностные души. Евагрий, кстати, к ней тоже оставил обширные комментарии. Таким образом, первостепенную роль Евагрий отводит псалмопению.

Уныние уходит тайными корнями в себялюбие, это плод болезненной переоценки земной и материальной жизни со всеми её перипетиями и неизменной враждебностью. Ибо ясное осознание тщетности всего перед лицом смерти в конечном счёте послужит укреплению святой воли к жизни. Так, добродетель надежды умереть Бога ради означает обрести жизнь в Боге, согласно Писаниям: В этом же ключе надлежит понимать следующий фрагмент, который, на первый взгляд, может показаться нехристианским и враждебным телу.

Наконец, духовное разумение — это подлинная мудрость, которая даёт возможность рассмотреть последний смысл уныния на той глубине, где обнажается вся нищета этого лукавого помысла.

Станет ли он после всего этого восклицать: Так, уныние и депрессия, лишённые изначально всякого положительного смысла, постепенно теряют свой исключительно вредоносный характер, чтобы стать дорогой к подлинно христианскому житию, sequella Christi.

Многим, вероятно, предложенные средства от уныния не покажутся столь уж притягательными, поскольку так или иначе все они предполагают отказ от всякого рода наслаждений. Однако, приведённые фрагменты из трактатов Евагрия позволяют судить о том, насколько конечный выигрыш выше первоначальной ставки. Вот зачем Бог попустительствует искушениям, как и в случае Иова Но почему же в нём столь важное место занимает уныние?

Насколько можно судить по многочисленным цитатам, приведённым выше, между унынием и молитвой существует на первый взгляд парадоксальная связь:. Едва ли можно понять истинный смысл этих утверждений, если не знаешь, какое значение Евагрий придаёт молитве:. Когда уныние и печаль в душе задерживаются надолго, они умерщвляют духовную жизнь. Совершенно справедливо Евагрий считает молитву самым надёжным средством познать своё внутреннее состояние, поскольку в молитве нам представляется своего рода итог нашей прежней жизни.

Уныние проявляется в чувстве подавленности и агрессивности. Нет ничего удивительного в том, что Евагрий называет печаль и гнев главными препятствиями на пути к молитве:. Также [не предавай себя и помыслу] блуда, мечтая постоянно о наслаждении.

Первый помысел омрачает душу, а второй призывает её к разжиганию страсти, но оба оскверняют ум твой. Вот почему Евагрий увещевает примириться с нашим врагом, прежде чем приступить к молитве, иначе она станет напрасным трудом. Как и уныние, печаль и гнев помрачают святое сияние. В состоянии смятения яростная часть души помутняет взор ума. При этом речь идёт, разумеется, не о чём-то, воспринимаемом чувствами, а об опыте откровения, теофонии ипостасного Бога в самой личности человека.

Только познавший его на опыте может говорить об этом. Если уныние и его приспешники, печаль и гнев, разрушают это состояние, становится понятным категорическое утверждение Евагрия:. Весьма характерно, что Евагрий при этом не просто отождествляет молитву и радость. Молитва — это не только состояние радости. Это, скорее, плод радости, который перерастает самого себя.

Такое различие существенно, поскольку оно позволяет избежать ошибочного представления о счастье, как самоцели, или стремиться к этому чувству, что было бы ещё хуже. Это означало бы подменить цель средствами, как и в отношении слёз. Итак, молитва в том виде, как её понимает Евагрий, возможна только тогда, когда в душе воцарилось состояние глубокой умиротворённости, вдали от бушующих страстей, всякого рода душевной экзальтации и эмоциональных потрясений.

Весьма знаменательно, что у Евагрия, в отличие от многих других духовных авторов, понятие восторга ekstasis никогда не употребляется в положительном смысле.

Эта трезвенность — позже мы увидим её отличительные признаки — придаёт духовному учению Евагрия печать подлинности. Сказанное о радости в ещё большей степени относится к умиротворённости. То, что Евагрий говорит о двух мирных состояниях души, сопоставимо и с разными проявлениями радости:. За первым следует смиренномудрие вместе с сокрушением, слёзы, беспредельная томительная любовь к Божеству и безмерное усердие к труду; за вторым — тщеславие вместе с гордыней, которые увлекают монаха в пагубные [западни] остальных бесов.

Это состояние внутренней безмятежности oikeia eremia, букв. Страсти, грехи для него — нечто чужеродное, пришедшее извне, они вызывают смущение и приводят к помрачению.

Молитва вдруг обретает новый смысл, становится созерцанием мистической скинии Божией в человеческой душе:. И святой Давид ясно научает нас относительно того, что есть место Божие. Он не может оказаться по ту сторону их , если не совлёкся страстей, которые сковывают его посредством помыслов, привязанных к чувственным вещам.

К тем, кто удостоился его, нисходят святые Ангелы. Памятозлобие помутняет это видение, и кипение гнева окончательно гасит его своей яростью. Это видение сияющей Божественной славы — высочайшая форма познания Бога, которое возможно уже в этой жизни. Жажда этого познания безгранична , из неё рождается неутолимое желание Бога, познание Бога тоже будет безграничным Вслед за унынием, которое потрясало человека до самых сокровенных глубин его естества и было мужественно перенесено, возникает не просто чувство облегчения или удовлетворённости — иначе бы уныние осталось лишь психологическим феноменом.

Совершившийся переворот знаменует собой прорыв к подлинно личностному существованию во встрече с личностью Самого Бога. В этом отношении уныние и духовная жизнь неразлучны.

Наши экскурсы в мир духовного учения Евагрия, как может показаться, завели далеко в неизведанные и диковинные края. Но это впечатление обманчиво. Уныние, как его представляет Евагрий, — чрезвычайно сложное и противоречивое явление, своего рода перепутье.

Оказавшийся здесь должен совершить духовный выбор: Депрессия может знаменовать собой как конец, так и начало подлинной жизни. Уныние — это порок, страсть, от которой человек в буквальном смысле слова страдает, как и от любой другой болезни души.

Свои силы она черпает в иррациональном вожделении, отчуждающее желание которого по самой своей сущности никогда не может быть удовлетворено до конца:. Невозможность удовлетворить эгоистическое вожделение самости объясняется тем, что по самой своей сущности оно противоестественно:.

Fecisti nos ad Te, Domine, et inquietum est cor nostrum donec requiescat in Te. Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе. Само естество Бога, для которого был сотворён человек, — любовь; взаимная любовь ипостасей Пресвятой Троицы обретает свою полноту в безусловном принесении себя в дар.

Евагрию наряду с этим хорошо известно желание, направленное к Богу, о котором он тоже говорит, как о ненасытном. Она не связана с бодренностью того, что вожделенно и что никогда не в состоянии утолить жажду сердца, а объясняется ограниченностью самого человеческого существа перед лицом Бога.

Это желание присуще уму и устремляется к Богу — Fecisti nos ad Te, Domine — оно обретает удовлетворение и блаженство именно в той неудовлетворимости, которая происходит от безмерности Самого Бога. И парадоксальным образом Евагрий говорит:. Совершенно иначе обстоит дело с эгоистическим вожделением. Невозможность испытать удовлетворение, чувство обманутости в своих смутных желаниях неизбежно погружают нас в печаль, а затем порождают чувство разочарованности и опустошённости, за которыми немедленно наступает уныние.

Не во всём совпадая друг с другом, печаль и уныние до такой степени родственны, что у Евагрия они нередко выступают, как взаимозаменяемые понятия. Однако, в отличие от печали, уныние вызывает одновременное продолжительное возбуждение двух иррациональных частей души: Оно, подобно двуликому Янусу, смотрит назад и вперёд — не довольствуется настоящим и вожделеет будущего. Этим объясняется противоречивый характер его крайних проявлений: Являя собой смешение и конечный итог в сущности всех страстных помыслов, оно может быть долговременным и в конце концов оборачивается различными формами психической депрессии, которая может привести к самоубийству, этой последней попытке бегства.

Поскольку наиболее характерным проявлением уныния является именно склонность к бегству, в самых различных формах, все лекарства, которые прописывает Евагрий, можно свести к одному — терпению. Терпение может полностью исцелить от этой болезни — чрезмерного себялюбия. Ибо терпеть — означает не сдаваться под натиском иррациональных желаний. Однако это терпение не имеет ничего общего со слепой покорностью, скорее оно представляет собой осознанное ожидание Бога.

Но собственное лицо человек открывает для себя лишь во встрече с ипостасным Богом, в котором заключено и скрыто всё сущее, и поскольку Бог есть любовь, только встреча с Ним может окончательно исцелить от болезненной самости, этой жалкой боязни потеряться в принесении самого себя в дар. Другие целебные средства так или иначе связаны с терпением и тоже ориентированы на непосредственную личную встречу с Богом. Отныне человек плачет уже не скорбя о самом себе, от жалости к себе, но плачет пред Богом, исповедуя ожесточённость своего сердца в надежде избавиться от неё благодатью Божьего милосердия.

Единственный смысл антиррезиса, противостояние козням искусителя, состоит в том, чтобы разомкнуть железные оковы собственной замкнутости силой Слова Божия, чтобы вырваться из оков нескончаемого монолога с самим собой к освобождающему диалогу с Богом.

Для христианина упражнение в смерти состоит в том, чтобы представить в уме последний миг, когда ты неминуемо встретишь Господа лицом к лицу. Ибо все предстанут пред Ним — и тот, кто пламенно ожидал этого часа, и тот, кто всю свою жизнь старался его избежать. На смену смертельному отчаянию и беспомощности вдруг приходит глубокая умиротворённость и неизречённая радость — предвкушение того мира, который Христос обещал апостолам накануне Своих страданий и который Воскресший в пасхальное утро сделал нашей реальностью.

Ибо для Евагрия молитва в глубочайшем смысле есть. И никто не может заставить, и многие — увы! Им, может быть, и надо-то было всего лишь часок переждать в молчании. Этот шаг за пределы самого себя каждый должен совершить сам, и всё же мы не одиноки в этом, ибо несть числа тем, кто уже совершил его до нас.

И если тогда несчастное и сокрушённое человеческое существо вслед за Антонием Великим, отцом монахов, обратит ко Господу вопрос, полный изумления и упрёка:. Почему не явился вначале, чтобы положить конец моим страданиям? Ибо Бог настолько любит Своё создание и уважает его свободу, что оставляет за человеком право и возможность самому совершить этот последний шаг навстречу к Нему. Аскетические и богословские трактаты. Творения преподобного отца нашего Нила Синайского.

У истоков культуры святости: Памятники древнецерковной аскетической и монашеской письменности. Псевдодополнения к Сотнице назиданий. Epistula 63 Epistula fidei, Послание о вере. Epistula 64 Epistula ad Melanium, Послание к Мелании. Сирийский текст с обратным пер.

Сирийский текст с паралл. PG79, D — A; переизд. Gnostikos Умозритель, или К тому, кто удостоился ведения. Scholia in Psalmos, Схолии на Псалтырь. В работе над книгой мы использовали копию манускрипта Vaticanus graecus , любезно предоставленную нам М. Kephalaia Gnostika Умозрительные главы. De diversis malignis cogitationibus, О различных лукавых помыслах. PG79, D — A; франц. Bureaux du Muson, Ad Monachos Sententiae ad Monachos, Зерцало иноков и инокинь.

De Okto Spiritibus Malitiae О восьми лукавых помыслах. PG79, A — D; J. Echrer, на основе манускрипта Coislin из Франц. De Oratione Слово о молитве. Заслуживает внимания также перевод И. Praktikos Capita praktika ad Anatolium, Слово о духовном делании, или Монах. Ad Virginem Зерцало иноков и инокинь.

De Vitiis De uitiis quae opposite sunt virtutibus, О пороках, противоположных добродетелям. PG 79, B — D; ed. De Historia Lausiaca, quaenam sit hujus ad monachorum Aegyptiorum historiam schribendam utilitas.

Палладия, епископа Еленопольского Лавсаик, или Повествование о жизни святых и блаженных отцов. Study of Accidie and some of its literary phases. Melancholie und Melancholiker in den medizinischen Theorien der Antike. Das Mittagsgespenst daemonium meridianum. Schmitt, Quellen und Studien zur Volkskunde; 9. Untersuchungen zur Vorgeschichte eines literarischen Motivs.

The sin of sloth: Acedia in medival Thought and Literature. University of North Carolina Press, Подробно биография Евагрия изложена в кн.: Origenism in the Desert. Liturgical Press, — Cf. Palladii Historia Lausiaca 7. Этот обычай ярко описывается в статье: По-прежнему сохраняет актуальность монография: О Евагрии и Альбине см. Фрагмент пространного Жизнеописания Евагрия в кн.: The Lausiac History of Palladius. Об Анатолии и Евагрии см.: Именно так озаглавлено посвящённое ему исследование A.

Церковная история Сократа Схоластика. По этому вопросу существует обширная и разнообразная литература, см. Библиографию, помещённую в приложении к этой книге. Эту же точку зрения автор высказывает и в других публикациях. Акедия от а — не, и kedon — старание, труд — беспечность, нерадивость, расслабление, упадок духа. Cassian, De Institutis X, 1. Иоанн Кассиан не утверждает, что уныние знакомо лишь отшельникам, последние его испытывают не исключительно, а по преимуществу.

В данном же случае речь идёт о совместных братских молитвах. Здесь и далее цит. Мартис, , с сохранением пунктуации указанного издания. Здесь, вероятно, Евагрий намекает на прямые нападения бесов, о чём он говорит довольно часто, см. Aux prises aves le mal. О взглядах Евагрия на предмет см.: Epistula 7, 2; ср. Символ бесовского внушения, ср.: Cfssian, De Institutis X, 1.

De Okto Spiritibus Vflitiae De Okto Spiritibus Malitiae 14 Цит. Отметим, что четвёртый час соответствует примерно 10 часам утра, восьмой час — 14 часам. Это выражение происходит из Пс. Vom Sinn der Schwermut. De Octo Spiritibus Malitiae Nach dem Intellekt leben. Kephalaia Gnostika III, 24; cf. В том, что касается первых, Евагрий приводит Пс.

De Octo Shiritibus Malitiae В этом месте мы не следуем тексту академического издания А. Гийомона, поскольку такое прочтение вступает в противоречие не только с возможным источником й главы трактата, но и с самим учением Евагрия, который неоднократно указывает, что любовь связана не с вожделеющим, а с яростнным началом души. В пользу этого свидетельствует и отдельная группа сохранившихся рукописей этого фрагмента. Orientalia Christiana Analecta; De Okto Spiritibus Malitiae Иов 30, 24 ; Mal.

De Okto Spiritibus Malitiae I. Эта тема заслуживает специального изучения. Rerum monachalium rationes 8. Le travial manuel dans le monacisme ancient. De Okto Spiritibus Malitiae 1. Rerum monachalium rationes Смиряет собственную гортань по образу Самсона, см.: Другой возможный вариант перевода: В Синодальном переводе Библии таких слов нет. Творения преподоброго отца нашего Нила Синайского. Institutio ad monachos Suppl.

Kephalaia Gnostika III, Ignorance infinie ou science infinie? Изд-во Сретенского монастыря, Athanasius, Vita Antonii Русский перевод жития Антония Великого см. Творения в 4 т. Спасо — Преображенский Валаамский монастырь, Евагрий, как духовный наставник 1. Определение понятия зла 3. Происхождение и характерные особенности уныния 4. Уныние и духовная жизнь Заключение Источники.

Евагрий, как духовный наставник История древнего монашества повествует о целой плеяде ярких, незаурядных личностей — начиная с преподобного Антония Великого , чьё Житие, составленное святителем Афанасием Александрийским , открывает изумлённому читателю мир первых насельников египетской пустыни. В одном из своих посланий он открыто признаётся в том, что ему был ведом этот порок: Сам Евагрий пишет, вероятно, об этом же в своём Послании к инокам, которые спрашивали его о том, как быть, если под натиском уныния тебя одолевает соблазн покинуть свою келью: Такова история, которую передаёт нам Евагрий: Эти восемь помыслов суть бесовские наваждения, и поэтому не следует их рассматривать, как грехи, и уж тем более их стыдиться: В действительности мы не подвержены ему… Зло происходит от неверного употребления наших талантов: Евагрий находит этому подтверждение в самом Евангелии: Он даёт ему следующее определение: Уныние вошло в этот мир одновременно с человеком.

В чём же основное различие между печалью и унынием? Евагрий так объясняет происхождение печали: Вот первая часть ответа: Вероятно, именно это имеет в виду Евагрий, когда пишет следующее: Вслед за своим учителем Григорием Богословом Евагрий так описывает качества души, исцелённой до самых глубин: В этом отношении описания Евагрия совершенно справедливы: Однако от него не ускользает, что власть свободной воли бывает узурпирована: Уныние — воздушная приязнь, хождение кругом — ненависть к трудолюбию, борьба с безмолвием — буря во время псалмопения, лень к молитве — расслабление в подвиге, безвременное усыпление — непрестанно возвращающийся сон, тяжесть безумия — ненависть к келье, противоборство трудам — противление терпеливости, узда размышлению — неведение писаний, причастница печали — часы, показывающие голод.

Однако затем, в годы его беспокойного епископского служения и изгнания в Египет, он уже никогда не жаловался на слабое здоровье… Палладий был хорошо знаком с учением Евагрия и знал, что озабоченность состоянием своего физического здоровья нередко происходит именно от уныния: Против бесовского помысла уныния, который ненавидит рукоделие и освоенное нами ремесло и хочет овладеть другим, менее трудным, но более прибыльным и не столь тяжёлым… Во времена Евагрия соблазну объяснить собственное неблагополучие условиями труда или спецификой своего ремесла поддавались многие; во всяком случае он не раз говорит об этом.

И вот унывающий с мучителиной остротой перебирает в памяти нанесённые ему обиды, реальные и воображаемые, вспоминает несправедливость, которую ему пришлось претерпеть: Испокон века существует испытанное средство, во всяком случае на первое время, облегчить тяжесть уныния — это развлечения: Против помысла, который нам внушает в момент уныния идти к братьям, чтобы они нас утешили… К Господу из-за помысла уныния, который сокрушает терпение и внушает немного передохнуть, пойти навестить после долгого времени свой дом, родных… Сегодня целая индустрия развлечений направлена на то, чтобы облегчить нашим современникам бремя уныния, то есть отвлечь от сознания, что они подвержены этому недугу.

Против ума, которого со всех сторон осаждает помысел уныния, гонит его прочь с этих мест, хватает за горло, и тянет к новым местам, братьям или родственникам, или в мир, который его уже столько раз унизил и уничтожил… Сколько бы ни длилось это состояние, оно в конце концов может принять формы неврастении, столь реалистично описанные в тексте, который мы приведём чуть ниже. А уклонение от посещений иногда расценивалось как выражение гордыни: Против помысла гордыни, который мешает посетить братьев, потому что они не превосходят меня в познании… Как показывает приведённый выше эпизод из жизни Палладия, в случае уныния посещение духовного отца считалось не только позволительным, но и обязательным, то есть рассматривалось как долг смирения и, в конце концов, как проявление простого благоразумия.

В следующем фрагменте, который по справедливости получил широчайшую известность, Евагрий не без иронии изображает, к какому гротескному поведению может привести уныние: Ранее мы уже приводили отдельные фрагменты, и вот этот пассаж целиком: Уныние заражает леностью, которая ведёт к небрежению в исполнении обязанностей монашеской жизни, и прежде всего — при совершении богослужений: Повествование о святых супругах Иоанне-Владимире и Косаре-Феодоре 1 фото.

Молитвослов учебный для начинающих с переводом на современный русский язык 1 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Гнев, злоба, раздражение. Учение Евагрия Понтийского о гневе и кротости " автор Схиархимандрит Гавриил Бунге , пишите об этом в сообщении об ошибке.

У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота.

Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы.

Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию.

Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно.

Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях! Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт. Заказы приходят быстро, в среднем за 2—7 дней.

Даже Почта России работает быстро. Принимаем карты, электронные кошельки, наличные. Можно оплатить при получении, после вскрытия посылки. Упаковываем в водонепроницаемую пленку и твердый картон.

Если захотите вернуть любые товары — примем обратно. Вернем деньги или вышлем замену. Всегда рады вам помочь Мы на связи каждый день с 9: Доставка и оплата Как сделать заказ Условия возврата товара и гарантии Как экономить в нашем магазине Каталог Войти в Личный кабинет.

Учение Евагрия Понтийского о гневе и кротости. Учение Евагрия Понтийского о гневе и кротости Гавриил Бунге , схиархимандрит. Гавриил Бунге , схиархимандрит Издательство: Сретенский монастырь, Москва Год издания: Напишите в поле ниже ФИО получателя, его адрес и телефон:. Отправляя заказ в 1 клик вы даете свое согласие на обработку персональных данных. Чтобы сдалать заказ - положите книгу в корзину и оформите покупку.

Все три книги серии весьма интересные. Столько прошло лет, а душу человека терзаую одни и те же искушения Учение отцов-пустынников о еде и посте на основе текстов Евагрия Понтийского р. Духовное учение Евагрия Понтийского об акедии р.